tverdyi_znak (tverdyi_znak) wrote,
tverdyi_znak
tverdyi_znak

Categories:

Столетие смерти генерала Маркова



100 лет назад, 25 июня 1918 г., получил смертельное ранение генерал Сергей Леонидович Марков, один из вождей Белого движения.
Одновременно с оглушительной стратегической победой над большевиками в Торговой Добровольческая армия понесла тяжелейшую потерю в лице генерала Маркова, который наряду с Корниловым стоял у истоков создания Белого движения в России. Именно генерал Марков после гибели Корнилова вывел остатки добровольцев из полного окружения, получив за это прозвище «Ангела-Хранителя».

25 июня 1918 г. 1-я пехотная дивизия Сергея Леонидовича Маркова оказала помощь остальным добровольческим частям во взятии Торговой. Утром дивизия Маркова совершив стремительный переход, атаковала хутор, но взять его с наскока не удалось, так как силы были слишком неравны, тем более красные оборонялись под прикрытием тяжелой артиллерии, бившей как из расположения полевых батарей, так и с бронепоездов, которые курсировали по железной дороге Торговая-Тихорецкая, осыпая все шквальным огнем.



В результате завязался тяжелый и упорный бой, Марков со своим штабом выехал на позиции и лично руководил сражением. Он стоял с зажатой в руке знаменитой белой папахой, его взгляд был устремлен вперед, он будто не слышал свиста пуль и осколков, оставаясь спокойным. Вскоре в бой были брошены основные силы дивизии, как бы красуясь перед любимым командиром, они шли на врага в полный рост. Большевики не выдержав напора и героизма атакующих, начали отступать. Они уже оставили хутор побежали к станции, а вслед за ними двигались по пятам офицерские и кубанские стрелковые роты. Еще через несколько минут стало понятно, что красным не удастся зацепиться и на станции, в животном страхе они спешно покидали позиции и отступали дальше в поле.

Марков поблагодарил своих верных стрелков за проявленный героизм и отдал приказ немедленно взять станцию Шаблиевку, после чего выслал в направлении станицы Великокняжеской команду опытных подрывников для того, чтобы не дать противнику эвакуироваться по железной дороге или же подвезти пополнения. Генерал Марков хотел лично видеть происходящее, для чего вместе с командиром 1-го Офицерского стрелкового полка полковником Тимановским и командиром 1-го Кубанского стрелкового полка полковником Туненбергом перешел на еще более открытую позицию.

Втроем они поднялись на возвышение из шпал и стали наблюдать за стремительной и красивой атакой добровольцев, чьи цепи стремительно приближались к Шаблиевке. Победа была полной, большевики уже даже не думали об обороне, они толпами хлынули прочь, а вслед за пехотой медленно пятился по рельсам, посылая снаряд за снарядом, последний красных бронепоезд. В этот момент рядом со стоящими командирами упал тяжело раненный капитан Дурасов, Сергей Леонидович приказал оказать ему помощь и продолжил спокойно стоять под огнем уходящего противника.

Вот еще немного — и бронепоезд красных скроется за поворотом, но в этот момент прогремели два последних орудийных выстрела, и генерал Марков, схватившись за голову, рухнул на шпалы. Над ним склонился его близкий друг полковник Тимановский, который приподнял голову раненного, и с ужасом понял, что случилось непоправимое. Его руки были в крови, которая буквально хлестала из разбитого затылка, где зияла рваная рана, часть черепа была вырвана осколком, также у Сергея Леонидовича было ранено плечо, он был фактически безнадежен.

Тимановский припал к его груди, он услышал едва заметное дыхание, после чего приказал перенести тело раненного на освобожденную станцию, и послал в штаб командующего короткое донесение следующего содержания: «Станция Шаблиевская взята. Генерал Марков убит». На самом деле Сергей Леонидович был еще жив, но его дыхание с каждым часом становилось всё тяжелее и тяжелее.

Уже находясь в станционной избе, генерал Марков в последний раз пришел в себя, глаза смертельно раненого героя были ясны, он обвел спокойным и безмятежным взором онемевших от горя офицеров, каждый из них был его боевым другом и любил своего генерала больше жизни. Марков понимал, что умирает, своим взглядом он простился с братьями по Белой борьбе и тихо произнес:

— Вы умирали за меня, теперь я умираю за вас…

Дальше было уже не разобрать, что говорил командир. Все склонились над ним, отдавая ему дань памяти и уважения. А в четыре часа утра 26 июня 1918 года сердце верного сына России перестало биться, он молча перенес все страдания и тихо отошел к Господу, за веру в которого и свободу Родины сражался и отдал жизнь.



Утром того же дня 1-й Офицерский стрелковый полк прощался со своим первым командиром. Окаменевший от горя полковник Николай Степанович Тимановский отдал последний приказ у гроба своего друга «Слушай — на караул!». Заколыхались штыки, лязгнули затворы и нестройные ряды отдали честь. Они впервые так небрежно стояли перед своим командиром, винтовки валились из огрубевших от беспрерывных походов рук, казаки и офицеры плакали навзрыд.

Вечером 26 июня гроб с телом Сергея Леонидовича был перевезен на станцию Торговую, где расположился штаб командующего Добровольческой армией. На станции его встретили добровольческие дивизии, которые выстроились от перрона до входа в Воскресенскую церковь, куда после краткой литии Антон Иванович Деникин и еще несколько генералов на руках отнесли гроб с телом Маркова.

Было видно, какой тяжелой для всех стала эта невосполнимая потеря. Здесь повторялась картина прощания 1-го Офицерского полка, когда все также плакали навзрыд. Не скрывали слез даже вчерашние недоброжелатели и далеко не самые горячие сторонники генерала, которые недолюбливали его из-за стойкой монархической и антисоциалистической позиции, из-за его категорического неприятия интриганства и шкурничества, но даже эти люди понимали всю глубину произошедшей катастрофы. В тот момент как будто оборвалась невидимая нить, все почувствовали душевную боль и опустошение.

Позже генерал Деникин вспоминал, как он после панихиды отошел в самый дальний угол храма и зарыдал, отдавшись своему горю. Еще не раз потом он будет вспоминать Сергея Леонидовича, с которым прошел длинный боевой путь и жалеть, что того нет рядом. А в самые тяжелые моменты не только Деникин, но и многие другие нередко невольно говорили «нет Маркова…», в этих словах заключалась вся боль потери и бессилие перед постигшим горем. Казалось, что за долгие годы войны они уже научились воспринимать смерть, но нет-нет, да и срывалось «на кого ты нас оставил».

Подчиненные и начальники безгранично любили своего командира и друга, он был символом кристальной чистоты намерений Добровольческой армии, он был ее шпагой, честью и совестью и вот его не стало. Вместе с ним рухнули надежды, связанные лишь с его именем, ведь когда он был рядом — сама смерть поступала и не могло быть поражений, если в бой добровольце вел сам генерал Марков, а теперь гроб с его телом в сопровождении взвода верных марковцев направлялся в Новочеркасск, где его его ожидали молчаливые в своем горе мать, супруга Марианна Павловна и двое детей — Леонид и Мира. Стоит отметить, что пусть был все еще далеко не безопасным, район Маныча кишил большевицкими бандами, но несколько десятков марковцев свято сберегли тело своего любимого генерала.



В донской столице павшего героя встретили под траурный марш оркестра Атаманского полка, на вокзал прибыли представители Донского правительства во главе с самим атаманом Красновым, семья покойного и генерал Алексеев, сюда же для прощания прибыла часть его полка.



Эта скорбная встреча произошла утром 27 июня, на руках гроб перенесли в Вознесенский Войсковой кафедральный собор Новочеркасска, здесь прошло основное прощание с останками Сергея Леонидовича. По воспоминаниям очевидцев толпа текла непрекращающейся рекой, все желали в последний раз увидеть славного героя, чье имя было покрыто ореолом славы, а теперь и мученичеством.



Продолжилось прощание в домовой церкви при Епархиальном училище, здесь тоже было море горожан и конечно же боевых соратников погибшего, а также казаков атамана Краснова. В почетном карауле замерли часовые из 1-го Офицерского стрелкового полка, который отныне согласно приказу командующего Добровольческой армией генерала Деникина назывался Марковским полком.

На следующий день, 28 июня процессия двинулась обратно к Вознесенскому кафедральному собору, впереди несли многочисленные венки от марковцев, от иных полков Добровольческой армии, от штаба генерала Деникина, от атамана Краснова и его казаков, от общественных организаций и частных лиц. Здесь же немного впереди несли подушки с орденами павшего, а над его гробом колыхался черный флаг с белым крестом — символ генерала Маркова, под которым он водил в атаки свои геройские части.



Здесь же рядом с гробом шла семья Сергея Леонидовича — его пожилая мать, молодая и красивая даже в трауре супруга Марианна Павловна (урожденная княжна Путятина), а также двое маленьких детей — десятилетний сын Леонид и девятилетняя дочь Марианна, которая только накануне смертельного ранения отца отметила свой день рождения — и вот страшная весть потрясла счастливую семью.

Здесь, в Вознесенском соборе состоялось отпевание Сергея Леонидовича Маркова, который всегда предпочитал смерть отступлению от своих принципов и идей, при жизни он не раз любит повторять:
— Легко быть честным и храбрым, когда осознал, что лучше смерть, чем рабство в униженной и оскорбленной России…

Его слова с делом не рассердились, своей смертью он доказал верность принципам и боевым друзьям, не зря генерал Деникин во время прощания в Торговой лично написал на ленте венка:
«И жизнь, и смерть — за счастье Родины.»

А старый генерал Алексеев выступая на его похоронах, говорил о героизме и самопожертвовании Маркова, о верности Родине и службе ей до смерти, в эту секунду голос опытного оратора Михаила Васильевича дрогнул, а слезы ручьем полились по старческим щекам. Завершал же он речь словами соболезнования и благодарности семье погибшего: «Поклонимся же земно матушке убиенного, вскормившей и вспоившей верного сына Родины». После чего генерал встал на колени перед матерью Сергея Леонидовича и отвесил ей земной поклон, вместе с ним это сделали все присутствующие на панихиде, а затем он повернулся к супруге погибшего и с новым земным поклоном произнес: «Поклонимся же и его жене, разделявшей с ним жизнь и благословившей его на служение Родине», старый генерал перевез взор на маленьких сирот: «Поклонимся и детям его , потерявшим любимого отца», а слезы текли градом по щекам. Он прощался с молодым соратником, провожая его в последний путь.

После Алексеева с траурными речами выступали многие будущие герои, которые вскоре также пришлось отпевать в этом соборе, он говорили-говорили, а его больше не было. Вернее он есть, но не здесь, а на небе, ведь он не умер, а пал в неравной схватке с теми, кто извратил само понятие добра, кто смял и истоптал всю русскую жизнь. К сожалению в те годы нашлось слишком мало тех, кто смог противопоставить верность чести и долгу большевиком разгулу террора и сатанинской вседозволенности. Именно таким и был он — сорокалетний молодой генерал, шагнувший в огонь и не вернувшийся.

Похоронили Сергея Леонидовича на соборном Вознесенском кладбище с положенными герою почестями. 26 июня командующий генерал Деникин издал два приказа по Добровольческой армии:

1

«Русская армия понесло тяжелую утрату: 12 июня (по старому стилю — прим.автора) при взятии станции Шаблиевки пал смертельно раненный генерал Сергей Леонидович Марков. Рыцарь, герой, патриот, с горячим сердцем и безмятежной душой, он не жил, а горел любовью к Родине и бранным подвигам.

Железные стрелки чтут подвиги его под Творильней, Журавиным, Борыньей, Перемышлем, Луцком, Чарторийском… А Добровольческая армия никогда не забудет горячо любимого генерала, водившего в бой ее части под Екатеринодаром, в Ледяном походе, под Медведовской…

В непрестанных боя, в двух компаниях, вражеская пуля щадила его. Слепой судьбе угодно было, чтобы великий русский патриот пал от братоубийственной русской руки…

Вечная память и слава павшему…»

2

«Для увековечивания памяти командира 1-го Офицерского полка части этой впредь именоваться 1-й Офицерский имени генерала Маркова полк».

Позже полк был развернут в Марковскую дивизию, которая наряду с Дроздовской, Корниловской и Алексеевской дивизиями стала порой Добровольческой армии и главным кошмаром для большевиков, марковцы с честью пронесли свое знамя и не уронили славы боевых наследников покойного генерала Сергея Леонидовича Маркова. Помимо полка (дивизии) его именем 17 июня 1919 года был назван 3-й бронепоезд, добровольцы всегда помнили своего любимого командира и бережно хранили его память. Слова «как бы сделал в этой ситуации Марков» — для многих стали определяющими.

Не остался в стороне и Войсковой атаман Всевеликого войска Донского Петр Николаевич Краснов, согласно его приказу летом 1918 года станция Торговая была переименована в Марков, это название сохранилось до окончательного прихода большевиков в 1920 г., а уже в наши дни, 13 декабря 2003 года, в нынешнем Сальске был открыт бронзовый памятник Сергею Леонидовичу.



К сожалению его захоронение спасти не удалось, при трагическом отступлении зимой 1919/1920-х годов Марковская приняла на себя удар всей мощи большевиков и ценой страшных потерь спасла от истребления соседние части и массу беженцев, которые не желали повторно оказаться под оккупацией диктатуры «пролетариата». Гроб с телом так и остался в могиле кладбища Вознесенского кафедрального собора, которая после прихода красных была уничтожена вместе с останками генерала наряду с могилами остальных вождей Белого движения. Марков даже после смерти был настолько страшен врагам России, что они пытались стереть саму память о нем, но не вышло, Сергей Леонидович любим и почитаем по сей день всеми теми, для кого слова «честь и верность» — не пустой звук.

А уже в наше время помимо вышеупомянутого памятника годом ранее в Свято-Вознесенском кафедральном соборе Новочеркасска был открыт памятный киот в честь Святого Сергия Радонежского — небесного покровителя генерала Маркова, таким образом Православная Церковь отдала дань памяти незабвенному русскому герою, мученику и настоящему патриоту Сергею Леонидовичу Маркову.

Память павшего генерала была увековечена в множестве воспоминаний лично знавших его людей, в современных книгах, портретах и стихах, в гимне Марковского полка, где упоминается его подвиг под Медведовской и Новодмитровской, а также в многочисленных частных музейных коллекциях по всему свету. А это значит, что план большевиков провалился, память генерала жива и будет жить вечно.

Царствие небесное и вечная память истинному герою русской земли Сергею Леонидовичу Маркову! Герои не умирают, а живут вечно в сердцах живых!
Д. Романов "Белая Вандея России"

Tags: Белое дело, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Умерла певица Юлия Началова

    16 марта умерла певица Юлия Началова. Ей было 38 лет. Причиной смерти певицы Юлии Началовой, по предварительным данным, стала острая…

  • Скончался внук Колчака

    В Париже 9 марта в возрасте 85 лет скончался Александр Ростиславович Колчак, внук Верховного правителя России и Верховного главнокомандующего…

  • Умер Народный артист Владимир Этуш

    9 марта 2019 года в Москве умер Владимир Абрамович Этуш (род. 6 мая 1922, Москва) — актёр театра и кино, театральный педагог (профессор).…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment