tverdyi_znak (tverdyi_znak) wrote,
tverdyi_znak
tverdyi_znak

Category:

Убийство Великого Князя Сергея Александровича и топонимический террор



4 февраля / 17 февраля 1905 г. был совершен очередной акт революционного террора — убийство Великого Князя Сергея Александровича Романова в Москве. В следующем году исполняется 115 лет со дня этого кровавого злодеяния.





Великий князь был пятым сыном Императора Александра II, дядей Царя-мученика, супругом прпмц. Великой княгини Елисаветы Феодоровны.



Великий князь Сергей Александрович, глубоко верующий человек твердых консервативных воззрений, способный в то же время и на смелую инициативу. Основал «Православное Палестинское общество». В 1887 г. назначен командиром л-гв. Преображенского полка, в 1891 г. — Московским генерал-губернатором, а затем командующим войсками Московского военного округа. Был одним из наиболее близких к Императору Николаю II государственных деятелей.
Принимал решительные меры по противодействию революции. Только благодаря его поддержке главе Особого отдела Департамента полиции Сергею Васильевичу Зубатову удалось организовать свои монархические рабочие союзы в Москве. При нем Москва становится одним из самых благоустроенных и развитых городов Европы. Особое внимание им было уделено Московской губернии, которую он с женой исколесил вдоль и поперек.



За твердую позицию по защите монархического строя в России левые эсеры, существовавшей на деньги иностранных разведок, заочно приговорили супруга Елизаветы Федоровны, генерал-губернатора Москвы, Великого Князя Сергея Александровича Романова к смерти.
Террорист-эсер из Варшавы 27-летний Иван Каляев (по паспорту — Алексей Шильник), пробравшись в Кремль, бросил бомбу прямо в Великого князя, когда тот находился в карете возле Никольской башни, и несчастного буквально разорвало на куски. Целым осталось только одно лицо.



Князя разорвало на части, кучер был смертельно ранен, от кареты почти ничего не осталось.



Л. Миллер пишет: «... то, что предстало теперь перед ее взором, по своему ужасу превосходило всякое человеческое воображение: кругом на снегу, пропитанном кровью, в разных местах лежали куски тела и костей ее мужа и куски его одежды и обуви; и все это силой взрывной волны было разбросано вперемежку с изломанными частями экипажа и составляло одно кровавое месиво».

Елизавета Феодоровна сама лично собрала все, что осталось от мужа, все окровавленные останки его многострадального тела, а также палец с обручальным кольцом, и положила на санитарные носилки.
Л. Миллер: «В течение нескольких дней после взрыва люди находили еще куски тела и костей Великого князя Сергея Александровича, которые силой взрыва разбросало везде, даже на крыши домов. Во время похорон Великого князя еще приносили завернутые куски его тела и клали их в гроб. Сердце Сергея Александровича нашли на крыше какого-то здания».

Когда останки были собраны и забальзамированы, гроб с телом князя был выставлен в соборе Чудова монастыря. Отпевание состоялось 10 февраля 1905 года. Как писали газеты, «несмотря на будний день, тысячные толпы стремятся в Кремль отдать последний долг и поклониться праху мученически погибшего Великого Князя. В знак траура некоторые магазины закрыты, на генерал-губернаторском доме развеваются траурные флаги с белыми плерезами. Перед воротами Кремля благоговейно настроенная толпа образовала живые шпалеры».

Отпевал Великого князя будущий священномученик митрополит Владимир (Богоявленский). Отец Митрофан Сребрянский (будущий преподобноисповедник Сергий, духовник Марфо-Мариинской обители, основанной вдовой Вел.Князя Елизаветой Федоровной) назвал Великого князя «новым мучеником царствующего дома, мучеником за правду», а будущий священномученик Иоанн Восторгов — «мучеником долга». Многие свидетельствовали в эти дни, что великий князь Сергий знал об угрожающей ему смерти, но ни за что не хотел уступить врагам Православия и России.
Великого князя похоронили в Чудовом монастыре.



После убийства Великого князя Сергия Александровича архимандрит Анастасий (Грибановский) сказал, что злодеи хотели запятнать Кремль царственной кровью, но лишь «создали новый опорный камень для любви к Отечеству», дали «Москве и всей России нового молитвенника».

Смерть Великого князя была тяжелым ударом для русской власти. Намечая в качестве мишени Великого Князя, эсеровские убийцы выбрали для удара не просто высшее должностное лицо, не только ближайшего родственника Царя, но поистине того, кто олицетворял исконную Россию, ее историческую власть, служил одним из столпов самодержавного режима в последние десятилетия его существования.



Елизавета Феодоровна в своем страшном горе нашла силы духа посетить умиравшего от смертельных ран кучера Великого князя. Дабы не огорчать его страшным известием о кончине мужа, она сняла с себя траурное платье, оделась в голубое и, войдя в палату, ласково улыбнулась несчастному слуге и сказала, что ее послал к нему Сергей Александрович. Преданный кучер, успокоенный визитом и полагая, что Великий князь жив, вскоре тихо преставился ко Господу. За гробом умершего кучера рядом с его вдовой Елизавета Феодоровна шла по Москве пешком до Павелецкого вокзала и по ее просьбе на панихидах вместе с убиенным Великим князем поминали и его верного слугу Андрея. Памятник, поставленный Великой княгиней Елизаветой Феодоровной над могилой Андрея Алексеевича Рудинкина, верой и правдой прослужившего князю 25 лет, был уничтожен при советской власти.
Она посещала в тюрьме убийцу своего супруга Каляева и просила Императора о его помиловании.



После гибели супруга Елисавета Феодоровна приобрела усадьбу на Большой Ордынке, где в 1909 году основала Марфо-Мариинскую обитель милосердия.
В обители княгиня вела подвижническую жизнь: днем обходила бедные кварталы, а по ночам ухаживала за тяжелобольными людьми и молилась.
Люди отмечали, что, несмотря на высокое положение, княгиня никогда не ставила себя выше людей из трущоб и бедняков.
Во время Первой мировой войны активно помогала русской императорской армии: раненым солдатам, военнопленным в госпиталях.
В 1916 году княгиня лично принимала участие в проектировании и строительстве первого протезного завода в Москве.

Великую Княгиню Елизавету Федоровну арестовали в 1918 году. После отъезда из обители св. Патриарха Тихона. отслужившего последнюю литургию, за настоятельницей приехала машина с комиссаром и латышскими стрелками. На сборы дали тридцать минут. Преподобномученицу, а так же некоторых членов Императорской Семьи и нескольких сестер Обители на поезде отвезли на Урал — в городок Алапаевск. Последние месяцы жизни мученики провели в заточении.
Ночью 18 июля 1918 года, в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, узников вывели под конвоем на старый рудник, избили и живыми стали сбрасывать в глубокую 60-метровую шахту. Во время мучений Елизавета Федоровна молилась словами, которые произнес на кресте Спаситель и которые она начертала когда-то на кресте. воздвигнутом на месте убийства её мужа: «Господи, прости им, ибо не ведают что творят». Палачи бросали в шахту ручные гранаты.
Матушка и Великий князь Иоанн упали на выступ в стене шахты. Оторвав от своего апостольника часть ткани, преодолевая боль, Елизавета Федоровна перевязала раны князя. Сохранились свидетельства, что проходящие мимо люди слышали, как из глубины шахты звучала Херувимская песнь. Мученики пели, пока не изнемогли от ран. Через несколько месяцев в Екатеринбург вошла армия адмирала Колчака, и тела убиенных достали из шахты.
У преподобномученицы Елисаветы, сестры Варвары и великого князя Иоанна пальцы были сложены для крестного знамения; голова великого князя была перевязана куском ткани, который Великая княгиня оторвала от своего апостольника.
Нетленные тела Елизаветы Фёдоровны и её верной келейницы Варвары, отказавшейся покинуть свою настоятельницу до самого смертного часа, были через Китай переправлены на Святую Землю и погребены в русском Горненском монастыре.



В апреле 1908 года на месте гибели Великого Князя установили памятный крест, над созданием которого работал известный художник Виктор Васнецов.



На бронзовом кресте с эмалевыми вставками был изображен распятый Иисус Христос. По кресту шла надпись «Аще бо живем, Господеви живем, аще же умираем, Господеви умираем: аще бо живем, аще умираем Господеви есмь. Вечная память Великому Князю Сергею Александровичу, убиенному 4 февраля 1905 года. Помяни нас, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем», а у подножия — «Отче, отпусти им, не ведают бо, что творят».
Памятник стоял на ступенчатом постаменте из темно-зеленого лабрадора, надпись на котором гласила:
«Поставлен на доброхотные пожертвования, собранные 5-м гренадерским Киевским полком в память своего бывшего шефа Сергея Александровича, на сем месте убиенного, и на пожертвования всех, почтивших память Великого Князя».




Однако простоял памятник недолго — спустя всего 10 лет, в мае 1918 года, крест был снесен при непосредственном участии Ленина.
«Владимир Ильич ловко сделал петлю и накинул на памятник. Взялись за дело все, и вскоре памятник был опутан веревками со всех сторон... Ленин, Свердлов, Аванесов, Смидович, другие члены ВЦИК и Совнаркома и сотрудники немногочисленного правительственного аппарата впряглись в веревки, налегли, дернули, и памятник рухнул на булыжник»,
— писал в книге «Записки коменданта Кремля» комендант Кремля и Смольного Павел Мальков.

В 2016 году Путин поднял вопрос о восстановлении памятника. Российскому военно-историческому обществу, Минкультуры РФ совместно с Управлением делами президента РФ и ФСО было поручено рассмотреть вопрос о воссоздании на историческом месте креста в память о трагической гибели великого князя Сергея Александровича. В ноябре у Никольской башни, на месте прежнего памятника, был заложен фундамент нового. Сохранившиеся подлинники проектных материалов Васнецова позволили восстановить крест-памятник по архивным документам и точно определить место его установки.




4 мая 2018 г. президент России Владимир Путин открыл новый памятный крест на месте убийства великого князя Сергея Александровича, пятого сына императора Александра II.




Обратившись к присутствовавшим на церемонии гражданам и представителям духовенства, Путин вспомнил о событиях, сопряженных с гибелью князя. «Это преступление стало одним из предвестников драматических событий, смуты, гражданского противостояния, с которыми столкнулась Россия. Они обернулись тяжелейшими потерями, настоящей национальной катастрофой, угрозой утраты самой российской государственности», — сказал президент.
Путин заявил, что «правда и справедливость всегда в конечном итоге торжествуют».
«Сегодня мы видим, как возрождаются храмы, открываются монастырские обители, обретаются утраченные святыни, восстанавливается единство российской истории, в которой нам дорога каждая страница, какой бы трудной она ни была. Это наши национальные, духовные корни», —
отметил глава государства.





Хорошо, что восстановили памятный крест на месте убиения Великого Князя Сергея Александровича.



Плохо, что и по сей день продолжается в России топонимический террор, когда улицы носят имена кровавых террористов. В том числе и террориста Каляева.
«Террор – сила. Не нам заявлять о нашем неуважении к ней... Я верю в террор больше, чем во все парламенты мира» (И.П. Каляев).


В советский период убийца Великого Князя Сергея Александровича — эсер Иван Каляев — был в почете. Его именем в 1924 году была названа Каляевская улица в центре Москвы. В 1992 году ее переименовали в Долгоруковскую. Тем не менее в некоторых других российских городах улицы Каляева до сих пор есть, например в Краснодаре, Воронеже, Владивостоке и Сергиевом Посаде. Всего: в 17 городах РФ.

Долгое время и в Рязани существовала улица Каляева, в которую в 1919 г. переименовали Семинарскую улицу. На перекрестке улиц Семинарской и Астраханской в ноябре 1906 года 22-летний эсер-боевик Первицкий застрелил из пистолета проезжавшего мимо в санях полицмейстера Рязани Георгия Хорото.
Интересно, что улица Семинарская косвенным образом связана с Великим Князем. Дело в том, что поблизости, на углу Соборной и Астраханской улиц, находится здание, в котором до 1917 г. размещалось Братство во имя святителя Василия Рязанского, покровителем которого был Великий Князь Сергей Александрович. А на улице Семинарской стояла Владимирская церковь с престолом в честь святителя Василия. В 1904 г., будучи командующим Московским военным округом, Великий Князь Сергей Александрович вместе с Императором Николаем II инспектировал войска Рязанского гарнизона, готовившиеся к отправке на войну с Японией. Вполне возможно, что он посещал Братство святителя Василия и Владимирскую церковь на Семинарской улице.
Улица Каляева в Рязани существовала с 1919 по 2005 год, пока не началась кампания по удалению имен террористов из рязанской топонимики. Тогда по инициативе Топонимической комиссии улице вернулось её исконное название — Семинарская.

К нашему стыду и позору в России до сих пор во многих городах есть улицы посвященные убийце, бандиту, террористу Каляеву.
Руководитель Общества развития русского исторического просвещения «Двуглавый орел», генерал-лейтенант СВР в отставке Леонид Решетников:
Получается такой своего рода театр абсурда. Сейчас Россия ведет не на жизнь, а на смерть борьбу с мировым терроризмом, а названия наших улиц, проспектов, городов и поселков носят имена террористов. Как при такой ситуации мы создадим в нашем обществе атмосферу нетерпимости к террору? Кстати, сами Каляев, Халтурин, Перовская, Желябов говорили о себе – мы террористы, наше дело — террор, мы боевая террористическая организация.
Ладно, это тебе за пятьдесят, и тебе уже давно ничего не интересно, кроме собственного благосостояния, но у тебя же есть дети, и вот такой интересующийся молодой человек захочет узнать, кто такие эти Каляев и Халтурин. Ах, убили губернатора, ах, взорвали тридцать человек. Но в их честь названы улицы. Значит, и мне можно! Мне тоже не нравятся губернатор, мэр, пойду их укокошу!»


Доколе русские улицы будут носить имена кровавых убийц-террористов?




Tags: антисоветское, история, монархия, новости, политика, терроризм, топонимика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments