tverdyi_znak (tverdyi_znak) wrote,
tverdyi_znak
tverdyi_znak

Categories:

Как в СССР расстреливали сталинистов



У коммунистов началось очередное обострение. В разных городах они стали выступать за то, чтобы снова поставить памятники Сталину и назвать улицы в его честь. Самое смешное, что после разоблачения культа личности на XX съезде КПСС коммунисты покорно снесли памятники усатому людоеду по всей стране. Почти ни одна шавка не тявкнула против. За исключением Грузии, где 9 марта 1956 года ВС СССР по приказу Никиты Хрущёва подавили демонстрацию сталинистов в Тбилиси. Причиной демонстрации в марте 1956 года стало выступление Никиты Хрущева с разоблачением Сталина на XX съезде КПСС.



С докладом «О культе личности и его последствиях» Хрущев выступил 25 февраля 1956 года. В этом докладе была обнародована новая точка зрения на недавнее прошлое страны, с перечислением многочисленных фактов преступлений второй половины 1930-х — начала 1950-х, вина за которые возлагалась на Сталина.



4 марта 1956 г. в Тбилиси возле памятника Сталину на набережной реки Куры постепенно собралась толпа, насчитывавшая, по разным оценкам, от 1 до 2 тысяч человек. Присутствовала в основном молодежь, собиравшаяся почтить память Сталина накануне очередной годовщины его смерти.
Грузинский коммунист Н.И. Парастишвили забрался на постамент монумента, отпил из бутылки вино и, разбив её, произнёс: «Пусть так же погибнут враги Сталина, как эта бутылка!».
Вах, умеют грузины произносить тосты!



5 марта 1956 года в годовщину смерти И.В. Сталина студенты и рабочие собрались на улицах и площадях Тбилиси с лозунгом «Не допустим критики Сталина». Демонстрация с портретами Сталина прошла по проспекту Руставели. Демонстранты требовали у прохожих снимать шапки, а водителей — давать гудки.
8 марта было устроено грандиозное представление на центральной площади города — площади Ленина, которая раньше носила имя Сталина. Нурбей Гулиа вспоминал: «На площади по кругу разъезжала черная открытая машина — ЗИС, в которой сидели актеры, наряженные, как Ленин и Сталин. Это был тбилисский народный обычай».

Причины столь страстной любви к сдохшему тирану вполне объяснимы: при Сталине Грузия получала весьма значительные преференции. Хотя Сталин и поднимал тосты за русский народ, но при этом помогал грузинам, сняв с них налоги, запрет на частную индивидуальную деятельность и т.д. Хотя неосталинисты и распространяют байки, что их кумир не любил, когда ему напоминали, что он грузин, но видимо он сам помнил, без напоминания...



8 марта митингующие выдвинули требования к властям из 5 пунктов: 9 марта объявить нерабочим траурным днём, во всех местных газетах поместить статьи, посвящённые жизни Сталина, в кинотеатрах демонстрировать фильмы «Падение Берлина» и «Незабываемый 1919-й» Михаила Чиаурели и пригласить на митинг гостившего в Тбилиси маршала КНР Чжу Дэ. Некоторые требования выглядят просто курьёзно: поднять над Тбилиси аэростат с портретом Сталина.



А на кой хрен грузинам понадобился китайский маршал? Может, послышалось им сходство фамилий? Чжу Дэ — Джугашвили? Чжудэшвили?



Озвучив требования, толпа начала захватывать все транспортные средства, которые попадались под руку, и примерно в 11 утра разношерстная колонна из 200-300 автобусов, грузовиков и легковушек в сопровождении тех, кто на них не поместился, двинулась по улице Мясникова (ныне улица Горгасали) в сторону выезда из Тбилиси.




Вечером 9 марта к демонстрантам в Тбилиси присоединились жители Гори, приехавшие на грузовиках. Демонстранты требовали отставки Хрущева и формирования нового правительства.

9 марта в Тбилиси были дополнительно введены войска.
Страсти по Сталину накалялись, и незадолго до конца дня прозвучал роковой призыв – выдвигаться туда, где находились средства связи и массовой информации, чтобы оповестить страну и мир о происходящем в Тбилиси. В ночь на 10 марта толпа двинулась к Дому связи, намереваясь отправить телеграмму в Москву. По оперативным данным, в протестах по городу всего участвовало до 30 или даже 40 тысяч человек, и часть этих людей устремилась к зданиям Дома связи и редакций газет «Комунисти» и «Заря Востока». Все угрожаемые объекты располагались на проспекте Руставели.



В это время по людям был открыт огонь. Против демонстрантов применили пулеметы и танки. Очевидец Нурбей Гулиа вспоминал:
И на следующий после торжественных мероприятий день демонстранты подошли к Дому связи, располагавшемуся поблизости от Дома правительства, и многотысячной толпой стали напротив него. У входа в Дом связи находилась вооруженная охрана. Не помню уже, по какой причине, у «инициативной группы» в толпе возникло желание дать телеграмму Молотову. От толпы отделились четыре человека — двое юношей и две девушки подошли к охране. Их тут же схватили, выкрутили руки и завели в дом. Не надо было этого делать. Толпа бросилась через улицу на выручку… И из окон Дома связи вдруг заработали пулеметы.
Дальнейшая картина преследует меня всю жизнь. Вокруг начали падать люди. Первые минуты они почему-то падали молча, я не слышал никаких криков, только треск пулеметов. Потом вдруг один из пулеметов перенес огонь на огромный платан, росший напротив Дома связи… по-моему, он и сейчас еще там стоит. На дереве, естественно, сидели мальчишки. Мертвые дети посыпались с дерева, как спелые яблоки с яблони. С тяжелым стуком.
И тут молчание прервалось, и раздался многотысячный вопль толпы. Все кинулись кто куда — в переулки, укрытия, но пулеметы продолжали косить убегающих людей. Рядом со мной замертво упал сын директора нашей школы — мой ровесник. Я заметался и вдруг увидел перед собой небольшой памятник писателю Эгнате Ниношвили. Я кинулся туда и спрятался за спиной писателя, лицо и грудь которого тут же покрылись оспинами от пуль. Затем, когда пулеметчик перенес огонь куда-то вправо, я бросился бежать вниз по скверу.
По дороге домой я увидел, как танки давят толпу на мосту через Куру. В середине моста была воющая толпа, а с двух сторон её теснили танки. Обезумевшие люди кидались с огромной высоты в ночную реку. В эту ночь погибло около восьмисот демонстрантов. Трупы погибших, в основном юношей и девушек, еще три дня потом вылавливали ниже по течению Куры. Некоторых вылавливали аж в Азербайджане. На многих телах, кроме пулевых, были и колотые (штыковые) ранения.






Иную версию излагали военнослужащие в/ч 3219. На примыкавшей к проспекту Руставели улице Джорджиашвили (ныне ул. Чантуриа) толпой в три тысячи человек был осажден дежурный по городу тбилисского управления милиции. Выручать милиционеров и предотвращать захват имевшегося в здании оружия был направлен начштаба 19 отряда подполковник Новоженов с 1-й командой и группой от 2-й команды. Поинтересовавшись насчет применения оружия против нападающих, он был проинструктирован Джанджгавой, который распорядился при возникновении опасной ситуации сначала делать залп вверх, и, если это не остановит насилие, вести огонь на поражение.
Грузовики с личным составом прибыли на место, и солдаты, дав несколько залпов в воздух, переполошили толпу, которая забрасывала здание камнями и могла в любой момент прорвать хилое милицейское оцепление. Воспользовавшись возникшей паникой, бойцы отряда тут же цепью устремились на скопление молодежи, и психологическая атака быстро увенчалась успехом. Таким образом, возможно, удалось спасти не только милиционеров и оружие от толпы, но и толпу от милиционеров, потому что в момент отчаяния кто-нибудь из окружения дежурного вполне мог выстрелить в нарушителей.
Когда угроза важным государственным объектам спала, с толпой у памятника было решено покончить, и один батальон из состава 1-й механизированной дивизии во главе с командиром части полковником Новиковым, используя бронетехнику, оцепил район с трех сторон. Когда блокирование было обеспечено, 1-я и учебная команды 19 отряда при поддержке группы из 2-й команды (всего около 150 человек) и 50 милиционеров были направлены вытеснить публику, имея запрет на применение оружия.



Бойцы в/ч 3219 во главе с полковником Черниковым зашли с тыла памятника и, преодолевая ожесточенное сопротивление (группе лиц удалось даже опрокинуть одного из солдат на мостовую и на время завладеть его оружием, однако старшина смог отбить и солдата, и оружие), стали выдавливать митингующих и сталкивать их с пьедестала.
Внезапно, как и у Дома связи, из толпы раздались одиночные выстрелы (так, был пойман человек с пистолетом ТТ, который чуть не застрелил одного из участвовавших в операции лейтенантов), и батальон СА самовольно открыл огонь – в основном в воздух, однако несколько человек все-таки попали под пули. Личный состав 19 отряда тоже не выдержал и начал стрельбу вверх. Вскоре офицерам удалось утихомирить солдат, а потрясенная и побитая толпа начала в панике покидать район по специально открытому коридору в оцеплении.

По данным МВД Грузии, в результате разгона демонстрации были убиты 15 и ранены 54 человека, 200 человек — арестованы.
По другим данным, за участие в протестах было задержано 375 человек (среди них было 34 члена КПСС и 165 комсомольцев). 39 из них было осуждено.

Возникает вопрос: осудить Хрущева за расстрел демонстрации или осудить демонстрантов за поддержку культа личности Сталина?

В наши дни сталинисты обнаглели, чувствуя свою безнаказанность. Хрущева на них нет! Или хотя бы Брежнева. Ведь и в брежневские времена официальной реабилитации сталинизма так и не допустили.
Решений XX съезда КПСС, осудившего сталинизм, никто не отменял вплоть до конца существования СССР. Сталинизм официально одобряли только китайские и албанские ревизионисты.

Поэтому странно, когда теперь в Рязани коммунисты начинают призыватьустановить памятник Сталину.
Видимо, в рязанскую организацию КПРФ прокрались ревизионисты, выступающие против генеральной линии КПСС. Следственно, их надо исключить из партии. И депутатские мандаты, полученные по партийным спискам, они должны сдать вместе с партбилетами.

Это касается и всех остальных неосталинистов в РФ. Нечего разводить ревизионизм и выступать против генеральной линии КПСС!
Tags: Кавказ, антисоветское, история, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments